Повышение эффективности обучения технике прыжка в длину на основе реализации специфических координационных способностей

Автор: кандидат педагогических наук, доцент Е. В. Шустова
Московский государственный областной университет, Москва

Традиционная методика обучения технике прыжка в длину студентов факультетов физической культуры недостаточно эффективна из-за тенденции к усвоению внешней формы упражнения, подражанию эталону, образцу, а не осмыслению внутреннего содержания двигательного действия.

В этой связи представляет определенный интерес рассмотрение взаимосвязи специальных и специфических координационных способностей с двигательными умениями и навыками, в факторе "техника-координация".

Процесс формирования навыка сопряжен с параллельным совершенствованием координационных функций и образованием на этой основе более сложных форм их проявления. Специфические координационные способности лежат в основе проявления различных координационных характеристик двигательных действий, в связи с чем их рассматривают как вещественные корреляты технической подготовленности спортсменов.

Специальные координационные способности относятся к целостным целенаправленным гомогенным группам двигательных действий, упорядоченным по возрастающей сложности: координационные способности, относящиеся к группе циклических и ациклических локомоций; координационные способности применительно к акробатическим и гимнастическим упражнениям на снарядах; координационные способности, проявляющиеся в спортивно-игровых двигательных действиях, и др.

Наряду со специальными координационными способностями выделяются специфические, или частные, координационные способности. К основным из них относятся способности к равновесию, ориентированию в пространстве; ритму, дифференцированию и воспроизведению пространственных, силовых и
временных параметров движений; способности к реакциям, быстроте перестроения двигательной деятельности; статокинетическая устойчивость и способность к мышечному расслаблению.

Результаты развития специальных и специфических координационных способностей обобщаются в понятии "общие координационные способности" или "общая координационная готовность".

Теоретическое обоснование выбора специфических для прыжка в длину координационных способностей в нашей работе осуществлялось на основе психофизиологической концепции Н.А. Бернштейна о многоуровневой теории управления произвольными движениями человека; классификации специальных и специфических координационных способностей (В. И. Лях, 1996); логического анализа эффективности техники прыжка в длину (С. Н. Монастырев, 1986; Л. П. Шульгатый, 1996, 1999; В. П. Попов, 2001).

Специфичность отобранных координационных способностей мы попытались обосновать при помощи поиска взаимосвязей между показателями тестов, их определяющих, и результатом в прыжке в длину с разбега.

Специфические для прыжка в длину координационные способности и тесты, их определяющие, были распределены в соответствии с уровнями управления двигательным навыком.

Анализ 102 парных коэффициентов корреляции показал, что только 43 коэффициента оказались статистически достоверными (р<0,05), отражая среднюю меру связи, и, следовательно, не имеют самостоятельной прогностической значимости. Возникает необходимость в выделении комплексов специфических координационных способностей, имеющих высокую степень взаимосвязей с результатом в прыжке в длину с разбега, которые оказали бы положительное педагогическое воздействие на повышение результативности прыжка.

Данный вывод подтверждают высказывания авторов, отмечающих, что специфические координационные способности никогда не проявляются изолированно, а всегда взаимодействуют с другими координационными способностями и часто одновременно с кондиционными, интеллектуальными и волевыми в комплексе (В.И. Лях, 1988, 1991; С.Д. Бойченко, Е.Н. Карасеко, В.В. Леонов, А.Л. Смотрицкий, 2003).

Полученные парные коэффициенты корреляции в соответствии с многоуровневой теорией управления двигательными действиями (Н. А. Бернштейн, 1991) были исследованы на предмет определения тесноты взаимосвязи между специфическими координационными способностями ведущего и фоновых уровней управления прыжком в длину.

Фоновый уровень (А) представлен тестом "Прыжок с поворотом на максимальное число градусов", определяющим способность к динамическому равновесию, как имеющий самые большие коэффициенты корреляции с результатами тестов фонового уровня (В) и прыжком в длину с разбега.

Уровень мышечно-суставных связок (В) представлен показателями тестов, определяющими способности к кинестетическому дифференцированию и воспроизведению. По временному и силовому параметрам выбран тест "Выпрыгивание с одного шага" (максимальная скорость и сила отталкивания), по пространственному параметру - "Прыжок в длину с места" - 75 % от максимального результата. Эти тесты выбраны, как имеющие самые высокие коэффициенты корреляции с результатом в прыжке в длину.

Совместное влияние способностей фоновых уровней (А) и (В) на ведущий уровень пространства С мы определяли с помощью полихорического коэффициента корреляции.

Таким образом, нами было определено, что увеличения результата в прыжках в длину можно добиться при помощи педагогического воздействия на выявленные комплексы специфических координационных способностей фоновых уровней управления: способностей к динамическому равновесию, дифференцированию и воспроизведению основных параметров прыжка (временного, силового, пространственного). Причем воздействие на временной параметр должно стать ведущим.

Экспериментальное обоснование эффективности методики обучения технике прыжка в длину на основе реализации специфических координационных способностей. Циклические и ациклические локомоции уже в возрасте 10-11 лет представляют собой сложившиеся, достаточно стабильные навыки. Однако их качество, степень рациональности и эффективность оставляют желать лучшего, что подтверждают многие исследователи, отмечая слабую базовую физическую подготовку и недостаточную школу необходимых движений абитуриентов и студентов факультето в физической культуры (А.Н. Петров, 2001; В.Н. Власов, 2002; В.П. Озеров, 2002).

Педагогическое воздействие, направленное на развитие специфических координационных способностей, имеющих тесные взаимосвязи с другими двигательными способностями, и повышающее физическую подготовленность студентов в условиях ограниченного времени, отведенного на прохождение учебного материала, менее целесообразно, чем реализация имеющегося на данный момент координационного потенциала.

Формированию навыка прыжка в длину с разбега в условиях дефицита учебного времени может помочь разработка методики управления основными параметрами прыжка на основе реализации ведущих специфических координационных способностей. Для управления временным параметром разбега в прыжке в длину мы использовали выполнение разбега с акцентированием на отталкивании без прыжка, дифференцируя интенсивность последних 10 м перед отталкиванием в 93-95 % от максимального результата (бег 10 м с ходу).

Управление ритмом разбега осуществлялось с использованием звукового ритмолидера при выполнении прыжка в длину. Для формирования эффективной ритмо-темповой структуры шагов разбега в прыжках в длину была сделана аудиозапись модельного ритма прыжка. Студенты перед прыжком несколько раз прослушивали модельную ритмо-темповую структуру шагов разбега.

Затем выполняли разбег под фонограмму и в заключение без звукового сопровождения. Следует отметить, что до эксперимента только 33,3 % студентов контрольной (КГ) и 40 % экспериментальной (ЭГ) групп выполняли рекомендованную ритмо-темповую структуру разбега. Использование модельного ритма позволило повысить качество ритмовой структуры разбега, что проявилось в большей степени ее реализации - 80 % в ЭГ по сравнению с КГ - 46,6 %. Улучшение темпо-ритмовой структуры разбега в ЭГ произошло вследствие увеличения скорости бега на последних 10 м перед отталкиванием.

Управление силовым и временным параметрами отталкивания осуществлялось при помощи выпрыгивания с одного шага (имитация отталкивания) с использованием компьютерно-информационного тренажера.

Спортсмены выполняли упражнение в трех вариантах: 1 - с акцентом на проявлении максимальной силы в отталкивании; 2 - с акцентом на максимальной высоте прыжка и 3 - с акцентом на согласовании движений маховой ноги и рук.

Результаты анализа характеристик прыжков, полученных на компьютерно-измерительном комплексе, показали, что высота выпрыгивания достоверно лучше при выполнении 3-го варианта. Высота прыжка при выполнении выпрыгивания с одного шага с акцентом на согласовании движений маховой ноги и рук (3-й вариант) увеличила сь на 32,2 %, причем это увеличение произошло при достоверном уменьшении скорости отталкивания и времени стартовой реакции. Следовательно, концентрация внимания на согласованности движений маховой ноги и рук при выполнении выпрыгивания с одного шага позволяет наиболее эффективно достигнуть цели данного упражнения - максимальной высоты прыжка.

По результатам исследования была разработана модель спидограммы выпрыгивания с одного шага. До эксперимента у испытуемых вертикальная скорость отталкивания составила 17,3 % совпадений с модельной спидограммой. После выполнения 5-6 попыток с использованием средств срочной информации кривая спидограммы приблизилась к модели, при этом число совпадений составило 76,4 %.

Для управления пространственным параметром прыжка использовалась модернизированная методика преодоления рекордного плато (В.П. Озеров, В. М. Михальченко, 1999), суть которой заключалась в построении возрастающих ступенек результата прыжка в длину с разбега начиная с 60 % (10 % за 1 ступеньку).

Все вышеперечисленные упражнения дают положительный эффект и, на наш взгляд, могут быть использованы в комплексе для обучения технике прыжка в длину с разбега и ее совершенствования у студентов факультетов физической культуры и спорта.

В качестве главного критерия эффективности предлагаемой методики рассматривался результат в прыжках в длину с разбега, его стабильность и динамика в ходе эксперимента.

Как один из критериев эффективности исследуемой методики рассматривалась скорость бега на 10-метровом отрезке перед отталкиванием.

Определение эффективности экспериментальной методики осуществлялось путем сравнения межгрупповых начальных и конечных результатов в прыжках в длину по лучшему и среднему показателям, коэффициенту технической эффективности, показателям специальной физической подготовленности студентов ЭГ и КГ. Анализ результатов показал более высокие и достоверные темпы прироста. Коэффициент технической эффективности в ЭГ оказался выше, чем в КГ, на 48,8%. Это свидетельствует о том, что экспериментальная методика обучения технике прыжка в длину достоверно ее увеличивает, не повышая уровня специальной физической подготовленности.